Yet another one

Mountain skiing – Act V. Закрытие сезона.


Часть 1. Синяя – The worst day ever.
Stevens, 07-03-04

Прогнозы настораживающие: плюсовая температура, возможно дождь, мокрый снег. Настроение вялое и сонное – спал 4 часа. Апатично провожаю взглядом фары встречных машин и капельки дождя, сдуваемые по стеклу, льёт. Через час навстречу попадаются машины с лыжами и досками на крыше, ещё через полчаса сплошная колонна траков и мини-вэнов с лыжами и досками. На заправке нам сообщают, что сегодня самый худший день в сезоне. На горе непогода, льёт дождь и град, эй!, говорят, воротитесь назад! Нет уж, посмотрим. На горе пусто, паркуйся где хочешь! Выхожу из машины и тут же встаю в лужу, чтобы не промочить носки, снимаю их в карман, топаю в сандалях по щиколотку в ледяной воде. Поднимаемся к кассе, где на нас с Big Chief-а сползают разведчики: sus с gpf. Подтверждают, что погода пипец, что лыжи по снегу не едут, и на нашем месте они бы даже не начинали. Утверждается важный тактический ход, поехать в Leavenworth переждать дождь. Зависаем в подвальчике, заказываем пива, свиную ногу и квашеной капусты. В общем, отдыхаем по-спортивному, как истинные профессионалы, в лыжных штанах, куртках, перчатках и очках; лыжи в следующий раз можно и не брать. По соседству сидит группа бразильцев, которые весело болтают изредка фотографируясь. Вспоминаю свой португальский и предлагаю сфотографировать. Начальный ступор компании сменяется восторгом, при упоминании университета, где я учился, за столом тут же находятся однокурсники, в немецком городке в центре Америки звучат совершенно дикие для этих мест названия и фразы на языке, на котором я толком не говорил уже три года. Совершенно необъяснимое чувство: слышу себя со стороны, и не верю, как же я понимаю то, что только что сказал. Выходим расслабленные, в приподнятом состоянии духа, до вечернего катания час, покупаем кофе. Вокруг зеленеет травка, тёплый летний ветер треплет волосы, солнце играет тенями веток на полузакрытых веках. Зачем мы тут? Ах, да! В четыре мы на Стивенсе, слякоть, дождь, туман, одинокие фигурки обескураженно сползают вниз и разводя руками, едут опять наверх, недоумевая, казалось бы, собственной упрямости. Но нас уже ничто не может остановить, товарищ ещё дома взял напрокат лыжи, которые вернуть, не покатавшись, будет не менее глупо, чем кататься в дождь. Я тоже невозмутим – весь сезон был настолько удачный и разнообразный в смысле погоды, что пройти мимо уникальной возможности познать весь спектр ощущений я просто не могу. Следует покататься хотя бы ради балланса, чтобы потом вдвойне ценить солнечные дни и быстрый снег.
Не взлетим, так поплаваем! С крыши подъёмника текут струйки воды, просверлив лёд до самой земли; пузырясь дальше, змейкой вытачивают себе дорогу в большую лужу. Сажусь в кресло, как раз попадаю на перекалибровку, когда после каждого сиденья вся канатная дорога останавливается на минуту-другую, растянув весь путь вверх на 40 минут. Раскачиваясь под дождём, пробираемый до костей пронзительным ветром, чувствуя как лыжные штаны, теоретически непромокаемые, промозглой тяжестью охватывают ноги, наполняюсь злорадным восторгом! Здесь и радость от предыдущих и последующий лыжных вылазок, и цинично-посторонний взгляд на ситуацию в ожидании следующих невезений, и элементарная умиротворённость после пива. Сквозь туман и сумерки добираюсь, наконец, до вершины. Пытаюсь нажимать на носки, они просто проваливаются в снег, лыжа застревает вертикально – фтыкаюсь по пояс, торчу полчаса. Наст неравномерно скользкий, будто кто-то тебя постоянно дёргает за задники лыж, о технике, по крайней мере для меня, речи не идёт. В конце каждого спуска разгоняюсь коньком, чтобы только доехать до следующего. Поняв после очередного раза, что я проникся «the worst day ever» в полной мере, с чувством выполненного долга возвращаюсь к кассам, делаю недовольную мину и забираю назад деньги за билет – мысль, что это безобразие может кому-то прийтись по душе, им в голову просто не приходит. Кстати, бразильцев я неожиданно встретил на работе, работаем на одном этаже – мир тесен.

Часть 2. Белая – А снег идёт.
Baker, 27-03-04

Неожиданные вести с полей – на Бейкере всю неделю валит снег. Спал как водится 4 часа, встаю в 5, еду, сплю в багажнике, снова рулю, всё равно не выспаться. Парковка, ботинки, билет, камера, пять минут до открытия. Подгоняемые собственным нетерпением, мы уже у лифта среди немногочисленной группки таких же фанатов. Обычные люди по домам сидят, телевизир смотрють, нет, хуже, спят, несчастные. И это в то время, когда на Бейкере три фута! Вот первых людей уносит в облака. Под подъёмником, по девственно-чистому склону маленькими лавинами идут первые бордисты, пружиня на кочках, слетают с отвесных скал, расправив крылья и поднмая за собой вихри серебристой пыли, в глазах свет – это из стихия! Сегодня – их день! Сказка «Двенадцать месяцев» наоборот: в апреле месяце – день зимы! В безветрии, в безмолвии, медленно, крупными хлопьями, валит снег. Если посмотреть наверх, то кажется что ты поднимаешься в небо, сквозь вкрапления блёсток в застывшем воздухе, вокруг тебя, как в RPGшке – шарообразная аура прозрачности.


Склоны поодаль растворяются в тумане снежного облака, граница неба и земли очень зыбка и призрачна, продвигаешься вперёд по колено, всё настолько мягкое и пушистое, что хочется падать нарочно, лыжи на воздушной подушке, несут тебя по мнимой поверхности, погружаясь на фут вглубь, если опереться на палки, они уходят полностью, если встать ногой, она проваливается на всю длину, хватаешься на парящие перед тобой лыжи как за брёвна разъехавшегося плота, на застывшей волне холма. На крутом спуске, при падении просто перекатываешься через голову и едешь дальше.

Снова спуск, и снова подъёмник, и кружится голова от восторга и от переполняющих тебя чувств. Сейчас можно всё! Можно кататься вне трасс и зарываться в сугробы на самых крутых участках. В прекрасном настроении, словно восполняя недостаток в скорости, еду домой гигантским слаломом, меняя полосы и маневрируя между машинами.

Часть 3. Красная – Вот оно какое, наше лето.
Mission Ridge, 04-04-04

Пятница вечер, кто из дома, кто с работы, выезжают из города по три, по четыре человека, и держат путь в ставший уже родным домик в лесу. Ещё с утра у каждого собран мешок, вытащен и проверен инвентарь и закуплена провизия, заряжены батарейки и ёмкости. Вечером, на кухне, под нехитрый ужин, собирается привычная компания, чтобы как следует проводить уходящий лыжный сезон.

Мы в дороге с песенкой о лете,
Самой лучшей песенкой на свете,
Мы в лесу ежа, быть может, встретим,
Хорошо, что дождь прошел.

Кто-то не виделся с прошлой вылазки, делимся новостями, отходим после рабочей недели. Расходимся спать, завтра оно! Утро, продирая глаза, народ подтягивается на кухню. Казалось бы – в такое время все должны ходить хмурыми и сонными. Только не в такой день, шутки, на плите варятся пельмени, закипает чайник, во фляжки разливается горячительное. Спокойная целенаправленность, предвкушение. Выдвигаемся колонной, вокруг всё цветёт и зеленеет, уже по-лентему тепло, даже не верится, что где-то совсем близко снег. Он начинает появляться только в самом конце пути, почерневший, скорёжившийся под натиском тепла и постепенно уступающий своё место сухой пыли. Даже на парковке – пыль и гравий, изображение перекатывается восходящими потоками. Первый лифт, в раскрытых ботинках, чтобы нога их согрела и приняла нужную форму, второй лифт, на самую вершину. Проверяю рацию, запускаю mp3 в наушниках – сегодня я с музыкой, с русской попсой, если быть точнее, как раз под настроение. Сегодня я без лыжных очков, перчаток, шапки… тёплый ветер, солнечный свет, скорость! Ветер в ушах, быстрая и ритмичная музыка. Понеслась!

Зима! Холода! одинокие дома!
Моря! Города! Всё как-будто изо льда
Но скоро весна снег растает и тогда
За белой стеной мы останемся с тобой
Весной!

Я – большая пружина, шарнир вместо пояса; врезаюсь в наст, закладывая одно колено за другое.

О-о-о-о ветер бьётся в окно!
Где мы теперь не узнает никто!

Укол, давлю кнопку, ту, что под большим пальцем. Какая к чёрту техника!

Зима! Зима! Зима!
Холода!! Холода!!
Весна!!! Весна!!!

Встаю из лягушки, руки в стороны, хлопают рукава, гашу скорость змейкой, делаю широкую дугу на одной ноге. Очередной заход, трамплин, второй, третий, красота-а-аа! Опять десять минут вверх.

Вот оно какое наше лето,
Лето яркой зеленью одето,
Лето жарким солнышком согрето,
Дышит лето ветерком.
Ля-ляля-ля-ляляля!

Под конец дня решаю попробовать встать на борду, если не сейчас – то только в следующем сезоне, я ж изведусь от любопытства. Какие мягкие ботинки, маловаты немного – пальцы жмёт. Каким боком вниз я буду падать, goofy или нормально? Думаю, любым. Прикинув, кажется, удобнее “нормально” или, учитывая, что я левша – левосторонний goofy. Два бордиста смотрят на меня, прищурившись от чего мне становится неуютно. «Ему надо перевинтить на 30». Второй, неуверенно: «А может, всё-таки на 25». Врач сказал в морг, значит в морг! На базу ведёт самая пологая трасса, зелёная горка, всё сначала. Пытаюсь не разгоняться, и одновременно не двигаться, что даётся с большим напряжением. Любое неосторожное движение – бац! Не успеваю встать – бац! Падаю так, что отдаётся в мозгах. Встаю буквой «зю», растопырив руки, по широкой дуге залетаю в сугроб, выкатываюсь из него по своему же следу. Вот что на доске хорошо, это что можно ехать любой сторо… бамц! Приседаю – бам! К середине горки уже могу двигать задней ногой, хотя безо всякого влияния на то куда я еду, бух! Неудачно падаю, большим пальцем. Сижу, зализываю раны, прикладываю лёд. «Ну ничего, для первого раза сойдёт, а ботинок я бы застегнул». Смотрю – порвана леска шнуровки, когда это я успел? Добираюсь до низа, отбив всё, что только можно, с облегчением надеваю лыжи. Почему-то желание попробовать борду в следующий сезон остаётся, где-то в подсознании, вместе с уверенностью, что всё обязательно получится, куда ж я денусь?
Ужин, отмокание в джакузи, песни, тосты. Боевое крещение нового бордиста, с гордостью демонстрирую профессиональную травму – выбитый большой палец. И мозги отшиб – наш человек!
Новый день, сборы, билет, снова подъём, нижний лифт, верхний лифт, палец не слушается, защёлкиваю, наконец, ботинки. Морда красная – мажусь от солнца, лучше поздно, чем никогда.

Солнце, наливаясь, пошло в зенит.
Музыка в моих ушах звенит!
В этот день мне водка не во вред!
В этот день скажу юности привет!

Раздеваемся до пояса, массовый стриптиз, нас подбадривают возгласами и свистом, нам хлопают с канатной дороги, покажем им шоу? Вот скользит по склону вечно юная Артемида, с завораживающей кошачьей грацией, весело расправив руки в чёрных перчатках, с копьём в руках и колчаном за спиной, приостанавливаясь и кружась, провожаемая восхищёнными взглядами! Вот Sus вместе с Р синхронно закладывает высокотехничные виражи, влево, вправо! Фигурное катание, следующая пара не отстаёт, и-и-и, влево, вправо, ещё раз! Идём клином, перестраиваемся, ныряем под подъёмник парами. Держим каре, ещё раз!


Уже через полчаса, замечаем всё больше и больше людей без футболок и в купальниках, конечно, трудно устоять!

Я рукой нащупал свой карман.
Он мне намекнул, что я буду пьян…

Передаём фляжку по кругу, жмурюсь на солнце, кричим вслед товарищам, проносящимся под нами. Пятисекундная готовность, Вперёд! Как прекрасно чувствовать внутреннюю силу, ощущать себя диким зверем и упиваться исходящей энергией! Под гитарный соляк, ныряю носками вниз, волосы взлетают в такт музыке, ещё быстрее!

Ванс! Мор! Ю опен зы дор!
Энд юа хир ин май харт
Энд май харт вил го он энд on!
Gone!! GO MOTHERF…A GO!!!

Руки в стороны, в глазах из-под очков слёзы, в ушах ревёт ветер! А-а-аа! С самого верха к подножью – меньше минуты!

Сердце бешенно колотится, море адреналина, гудят колени. Еду вверх, фотографируя виды. В чёрных очках: глубокое синее небо, собирающееся иссиня-чёрным ореолом вокруг ослепительного перламутрового диска. Сочный тёмно-зелёный цвет елей контрастно выделяется на белой земле, поразительная резкость горных вершин!

But I won’t be burned by the reflection
Of the fire in your eyes
As you’re staring at the sun
O-o-o-oh, As you’re staring at the sun!

Последние дни уходящей зимы, последние дни моего первого сезона, подумать только, ведь в декабре всё ещё только начиналось!

Мы покрыты бронзовым загаром.
Ягоды в лесу горят пожаром,
Видно, лето красное недаром,
Лето – это хорошо!

Под вечер понимаю, что всё-таки сгорел, ничего, оно стоило того!

PS. Спасибо gpf за фотографии!

5 Comments

  1. ded_mitya

    С Фишером это кто, Серега?
    Не сыпь мне соль на раны… Думаю к следующей зиме починиться (Стивенс обладает какой-то поганой кармой – в 2000м мне там не каталось, и сейчас) и быть во всеоружии. И наверное, новые лыжи куплю. А то я выперся к вам на узких 200 см лыжах, а у вас черные склоны – бугры да пухляк. Ха.Ха.Ха.

    • andymarch

      Он самый, сансей

      Да, надеюсь, следующий сезон будет для тебя более удачным.
      Чинись, приезжай в гости!

  2. Anonymous

    Эк вас, батенька, колбасит… Впрочем, всем понравилось. И даже есть шанс, что в эти выходные несколько товарищей напишут постскриптум к проводам зимы, спроси у фотографа. Я пас, я в отъезде.

    sus

    • andymarch

      Как говорится, просто совпадение

      Изумительная погода, качественный снег, в наушниках музыка, виски во фляжке, выпитые на солнышке; многократно проверенная компания. Много ли надо для счастья…

  3. vichka

    Ух ты-ы-ы-ы-ы-ы!!!

    Отличный пост, отличные фотографии!!! Спасибо!

Leave a Reply to Anonymous Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

© 2020 World travel blog

Theme by Anders NorenUp ↑